ДУРАКОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Родился 5 декабря 1934 года в посёлке Красногоровка Сталинской (ныне – Донецкой) области
Нападающий, полузащитник
165 см, 65 кг
Заслуженный мастер спорта
Воспитанник «Строителя» (Нижний Тагил)

Играл за нижнетагильский «Металлург» (1953–1954), свердловский СКА (1954–1976). Всего в чемпионатах страны (А) провёл не более 461 матча, забил не менее 584 мячей.

Чемпион СССР 1956, 1958–1960, 1962, 1966, 1968, 1971, 1974. Второй призёр 1955, 1957, 1961, 1963, 1965, 1967, 1969. Третий призёр 1964, 1970, 1975. Лучший бомбардир СКА за всю историю. Лучший снайпер чемпионатов СССР 1959, 1966, 1968, 1969, 1971, 1973, 1974. Победитель Спартакиады народов РСФСР 1961. Второй призёр 1958, 1970. В списках «22 и 33 лучших игроков сезона» в 1960–1964, 1968–1974. В 1970 и 1971 назван лучшим полузащитником года. Обладатель Кубка европейских чемпионов 1975.

В сборной СССР (1956–1973) – 48 матчей, 47 мячей. Чемпион мира 1957, 1963, 1965, 1967, 1969, 1971, 1973. Признавался лучшим полузащитником (1957, 1963, 1965) и лучшим нападающим (1971) чемпионатов мира. Признан лучшим хоккеистом страны ХХ века. Обладатель медали ИБФ «За выдающиеся заслуги в развитии хоккея с мячом».

Играл в хоккей на траве за свердловский СКА (1969–1971).  

Играющий тренер (1972–1975) и тренер (1977–1980) СКА (Свердловск). Председатель тренерского совета и тренер (1999–2007) и тренер (2007–2016) «СКА-Свердловск». Под его руководством сборная Свердловской области стала третьим призёром Спартакиады народов РСФСР 1978.

Кавалер Почётного знака «Спортивная доблесть». Награжден медалью и двумя орденами «Знак Почёта», орденом Мужества.

Почётный гражданин Екатеринбурга и Свердловской области.

 

 

Николай Дураков родился на Украине, а на Урал был эвакуирован вскоре после начала войны. В Нижнем Тагиле и состоялось его знакомство со спортом. В 1947-м в школу, где учился Дураков, пришёл тренер Александр Петренёв и предложил записаться в хоккейную секцию. Поначалу у Коли далеко не всё получалось, в матчах на первенство города он, как правило, находился в запасе. Однако желание стать хоккеистом было огромное. Кроме тренировок с командой, Дураков очень много занимался сам и регулярно ходил на массовое катание.

В 1951 году его взяли в «Строитель», а затем — и в лучшую команду города «Металлург», который выступал в первенстве СССР выступал. Весной 1953-го «Металлург» сыграл товарищеский матч с армейцами Свердловска, после которого тренер чемпионов Иван Балдин и «положил глаз» на двух тагильских Николаев: Дуракова и Назарова. Через полтора года обоих призвали в армию, и они оказались в ОДО.

В своём первом матче за армейцев, с московским «Буревестником», Дураков выступал на левом фланге обороны. Уже в следующей встрече Балдин перевёл его на место правого бортовика, где Николай и сыграл три сезона. И лишь потом перешёл в центр.

– Вообще, я считаю, что достаточно поздно раскрылся, – говорит Дураков. — Наверное, только лет в 27–28 освоил все премудрости: когда ускорить развитие атаки, когда мячик придержать, когда пробить… Хотя  обижались на меня в команде иной раз, что пас не отдаю. Но тут ведь вот какое дело. В атаку я подключался из глубины поля, когда «первая волна» нашей атаки уже стихала, ребят «разбирали» соперники… И пас отдать в такой ситуации было не так-то просто, да и не такой я мастер по этой части – с Атаманычевым или Измоденовым не сравнить.

Без малого два десятка лет Дураков считался одним из сильнейших игроков страны и мира. В чём заключался его феномен, что позволяло хоккеисту свердловского СКА раз за разом удивлять изучивших его игру до мельчайших подробностей соперников?

– Самые сильные качества Дуракова – изумительный скоростной дриблинг, умение открыться и удар справа, – считает игравший вместе с ним в СКА на рубеже 60-70-х Леонид Павловский.  – Всего три компонента, но развитые в такой степени, что нейтрализовать Николая редко кому удавалось...

Между прочим, сам Дураков считает, что его знаменитый удар, приводивший в ужас всех вратарей мира, появился у него только годам к 25. 

– До этого времени ни штрафных, ни угловых я даже в СКА не бил, не то что в сборной, – вспоминает Николай Александрович. – Но тренировал удар и зимой, и летом. На сборы в Чебаркуль мы специальные листы фанеры возили — вот с них и бил. Хотя не могу сказать, что удар у меня был самый мощный. Женя Папугин, а позже Коля Афанасенко и Сергей Максименко могли ударить и посильнее. Но зато я – точнее.

Характеризуя Дуракова, стоит назвать ещё одно его качество: удивительную стабильность. На одном и том же высочайшем уровне он играл с первой минуты до последней, матч за матчем, сезон за сезоном.   

– Считаю, что от природы я очень выносливый, – говорит Николай Александрович. – С режимом никогда проблем не было: не пил, не курил. Ну и Бог, конечно, миловал:  серьёзных травм у меня практически не было. Правда, вот сотрясение мозга трижды получал.

В составе сборной СССР в 1957 году Дураков был участником самого первого чемпионата мира. В 1959-м чемпионат не проводился, в 1961-м Николая не было в команде из-за травмы.  Потом Дураков сыграл ещё на шести турнирах. Такие разные, но все по-своему памятные чемпионаты объединяет один фактор: золотые медали неизменно выигрывала сборная СССР.

– О Коле я могу говорить часами, – замечает московский динамовец, восьмикратный чемпион мира Валерий Маслов. – А если коротко – он лучший из нас. Считал и считаю Дуракова своим близким другом. От игры вместе с ним получал огромное удовольствие. И жалею только о том, что мы никогда не были одноклубниками – сборная всё же выступала не так часто... 

Между прочим, попытки сделать Дуракова динамовцем предпринимались неоднократно, однако на все предложения переехать в столицу Дураков отвечал категорическим отказом.

Казалось, время не властно над Мастером и Дураков будет играть вечно. В сезоне-1975 полузащитник армейцев забил 37 мячей (третий результат среди всех участников чемпионата и лучший в команде), стал бронзовым призёром чемпионата и обладателем Кубка европейских чемпионов. В то же время — впервые за много лет не попал в список «22 лучших игроков сезона». В пору расцвета вступали таланты нового поколения армейцев, соответственно, перестраивалась и игра команды. Старший тренер СКА Валентин Атаманычев решил перевести Дуракова на другую позицию, тот менять амплуа категорически отказался… 10 декабря 1975-го, перед игрой СКА с алмаатинским «Динамо» состоялись торжественные проводы Дуракова из большого хоккея. Но не прошло и месяца, как легендарный хоккеист вернулся в строй. Пошли травмы, кого-то в сборную вызвали, и Атаманычев попросил Дуракова помочь.

– Первую игру с «Трубником» нормально сыграл, в следующей, «Зоркому», даже два мяча забил, – вспоминает Николай Александрович. – Но «предсезонку» с командой я не проходил, физические кондиции были не на уровне. А тут еще следующие четыре матча на выезде СКА проиграл. И в числе тех, кому нужно будет готовиться к следующему матчу с хабаровчанами, мою фамилию просто не назвали…

В конце века журналисты «Советского спорта» провели специальный опрос по итогам которого и без того не страдавший отсутствием звонких титулов Дураков получил ещё один – лучшего хоккеиста страны ХХ века.

Узнав об этом, Николай Александрович сказал:

– Ну что скажешь? Приятно, конечно. Но я бы свой голос Сергею Ломанову отдал. Он был просто идеальным нападающим – рослым, физически сильным, скоростным, с прекрасным дриблингом и ударом. Да ещё и огромный объем работы выполнял. Вот о нём уже в семнадцать лет можно было сказать – появился хоккеист, какой ещё не рождался на свете.

Идут годы. И людей, никогда не видевших Дуракова в деле, уже куда больше, чем тех, кто имел возможность наслаждаться его игрой. Но рассказы о коренастом крепыше под номером девять, творившем чудеса на льду, передаются из поколения в поколение...

Экипировочный центр
«АКАДЕМИЯ ХОККЕЯ»
- Коньки
- Маски, визоры
- Футболки, водолазки
- Щитки
- Клюшки
- Аксессуары
   и многое другое
ПАРТНЁРЫ ФХМР
  
ПАРТНЁРЫ СОФХМ